navigator011 (navigator011) wrote,
navigator011
navigator011

Category:

Деградация гоминид



Андрей Курпатов: «2000 год – появились первые смартфоны. Это было совсем недавно, и мы думали: зачем нужны эти странные штуки? [Spoiler (click to open)]Сейчас ни один человек уже не может обойтись без этого средства, -- . – Более того, он испытывает тревогу, если окажется без собственного телефона.

Объемы информации, с которой мы имеем дело, растут экспоненциально. И если 10 лет назад это было меньше 1 зетабайта данных, то сейчас эти цифры увеличились в 50 раз, и эта тенденция только сокращается [вероятно, по уплотнению во времени]

Я хочу обратить ваше внимание, что это не просто абстрактные данные. Это данные, которыми мы обмениваемся с вами. Ежемесячно мы обмениваемся с вами почти 10 триллионами сообщений и писем. Мы делаем 105 миллиардов запросов в Гугле. Ежедневно мы постим 2,5 миллиарда единиц контента в Фейсбуке. Это огромные данные, которыми постоянно обменивается человечество.

И это кажется странным – почему это так стало для нас важным? И для того, чтобы вы поняли биологические настройки этого механизма, я хочу, чтобы вы посмотрели на следующий слайд, -- – Информация так же важна для нашего мозга, как важны и калории. Если мы хотим выживать, мы должны уметь идентифицировать в окружающей среде информационные стимулы. И получаем за это дофаминовое подкрепление.

В результате мир страдает от ожирения, если мы говорим про калории пищевые. И мы должны сейчас уже говорить об информационном ожирении, которое поражает современного человека.

Впрочем, эту пищевую аналогию можно продолжить и дальше. На физическом уровне мы состоим их тех молекул, которые потребляем с пищей. Но на информационном уровне, на ментальном уровне мы состоим из той информации, которую мы потребляем.

Это кажется, в общем-то, незначительной вещью, но вы посмотрите на человека на следующем слайде. Ему в пище не хватало всего лишь одного элемента – йода. Что превратило его в карлика, сделало его физически и умственно отсталым, сделало его бесплодным. Вот что такое маленькое изменение в среде.

А сейчас я вам продемонстрирую такое же изменение в информационной среде. Здесь вы видите два документа. Это научная статья по нейрофизиологии и Инстаграмм Бузовой. Я хочу, чтобы вы посмотрели за собственным взглядом, -- . – Когда нашему мозгу предлагается две задачи: задача попроще и задача посложнее, наш мозг эволюционно выбирает задачу попроще.

Будучи всего 2% от массы нашего тела, он потребляет 20% энергии. Это очень энергозатратный орган. Поэтому это эволюционно так сделано, чтобы мы максимально упрощали потребление и решение задач. И вот что получается. Создатели контента вынуждены соревноваться друг с другом, чтобы создавать всё более и более примитивный контент.

Т.о. они могут выиграть внимание пользователя, потому что он НЕ будет потреблять сложный контент просто из-за эволюционных настроек. И в результате мы имеем эскалацию примитивного контента. А как я вам уже сказал, этот контент определяет нашу ментальную сферу.

По сути мы с вами переживаем глубочайшую трансформацию. Мы, можно сказать, пролетаем через «кротовую нору» из галактики Гуттенберга и галактику Цукерберга. Из галактики текстов – т.е. понятийного мышления – в галактику образов, где нету уже ни аналитики, ни логики, ни понятийного мышления.

Ну, кто-то по этому поводу говорит, что это – просто новая генерация людей. И они будут более креативными. Всем, кто так рассуждает, я предлагаю исследование Кюнг Хи Ким. Существует тест Торренса, это тест на креативность. Т.е. тестируют детей для того, чтобы понять, насколько они креативны. Этот тест был создан 50 лет назад, и за 50 лет у этой исследовательницы было 300 тысяч анкет, которые она смогла проаналазировать и посмотреть, какова динамика креативности детей в разные периоды формирования информационного общества.

И вот что выяснилось. До середине 80-х годов, когда происходил постепенный рост информации, ее доступности, креативность детей возрастала.

В середине 80- годов в американском обществе стало доступно кабельное телевидение, и дети сели за телевизоры. В результате произошла стабилизация креативности.

И уже с начала 90-х годов идет постепенное, но неуклонное снижение креативности наших детей.

85% детей в 2008 году, а это год, когда только появились айфоны, получили более низкие оценки по креативности, чем в 84-м году.

И здесь я формулирую вопрос: насколько это структурное изменение среды актуально для нашего мозга как такового?

Это Маркус Рейхал, создатель, по сути, современной нейрофизиологии, потому что у нас сейчас появились возможности заглянуть в живой работающий мозг, чего мы не имели возможности делать раньше, -- с помощью современных методов исследования. И мы выяснили, что мозг работает НЕ так, как мы думали прежде.

Здесь, -- на слайде, -- три уровня, три режима, в которых способен работать наш мозг. На нижнем -- наш мозг, который работает во время потребления информации. Значит, вот сейчас вы потребляете информацию, и у вас активизирована вот эта центральная исполнительская сеть.

В середине этого рисунка – мозг, находящийся в состоянии ориентации, и это с вами часто случается, когда вы оказываетесь в новом месте, и вам нужно понять, как сориентироваться, куда двинуться, как расположиться и т.д. Это – сеть выявления значимости.

И на самом высоком уровне – смотрите, как горит этот мозг. Это – мозг мыслящего человека.

Проблема состоит в том, что этот человек думает ни о чем. Это синдром т.н. пустого листа. С вами такое часто случается. Вам нужно создать какой-то новый документ, написать какой-то отчет и т.д., и вы испытываете очень специфическое состояние чистого листа. Вы НЕ можете взяться за работу. Но проходит какое-то время, и вдруг текст начинает сам выходить из вас.

Что происходило в эти несколько минут, пока вы собирались с мыслями? В этот момент ваш мозг загружал именно в дефолт систему все необходимые интеллектуальные объекты, из которых потом он и создает ваши мысли.

Раньше мы думали, что мозг организован локально. Что есть отдельные зоны мозга, которые отличают за разный функционал. Но сейчас мы понимаем, что это – распределенные нейронные сети, про которые я вам сейчас рассказываю.

В результате формирования этих нейронных сетей, по сути дела, у нас формируется тот сервер, который просчитывает информацию, которая хранится в вашем мозге. И чем лучше структурирован этот сервер, тем лучше вы будете думать. И процесс этот продолжается до 25 лет. Т.е. до 25 лет нейроны связываются друг с другом в этот сложный конгломерат нейронных связей, которые обеспечивают интеллектуальную деятельность.

Поэтому мы не зря ограничиваем подростков и молодых людей в принятии решений, потому что они еще неспособны к этому. Их нейронные сети, отвечающая за мышление, за структурирование будущего еще не сформировались.

Но это происходит в нормальной ситуации.

Но наша ситуация -- ненормальная. Здесь вы видите данные лаборатории Касперского, которые свидетельствуют о том, что наши и американские дети, про европейских так сказать нельзя, до 10 лет практически 40% детей постоянно находятся онлайн.

Это значит, что родители стали использовать гаджеты в качестве беби ситтеров. Они выдают ребенку гаджет, этот гаджет приковывает его внимание, и больше ребенок уже НЕ функционирует во внешней среде и НЕ создает социальных контактов, которые принципиально важны для него.

К 14--18 годам, и в Европе эта тенденция продолжается, и весь мир, все подростки мира – 60-70% молодых людей практически постоянно находятся онлайн.

На следующем слайде данные лаборатории Касперского за последний год. И здесь вы моете увидеть, что 85% детей НЕ представляют своей жизни без гаджета. Он им жизненно необходим. Если вы у него его заберете, у него будет паническая атака, температурные свечки там и т.д.

При этом 92% взрослых родителей приучает своих детей к смартфонам и гаджетам с 4-5 лет. И соответственно социальные сети и прочие развлечения интернета становятся доступны еще для младших школьников. Больше 40% уже имеют свои аккаунты в социальных сетях.

Т.е. наш мозг, который должен развиваться в естественной среде, развивается среди цифровой, которая совершенно НЕ предрасполагает к формированию тех нейронных сетей, про которые я вам рассказывал. Об этом рассказывает большое количество исследователей, но проблема настолько пугающая, что про это боятся говорить вслух и боятся выносить на какие-то серьезные трибуны…

Каким образом получается так, что наши нейронные сети, отвечающие за мышление, перестают работать при избыточной информационной нагрузке. Эшли Чен провела замечательный эксперимент, в котором показала, что те три нейронные сети, которые отвечают за мышление, за потребление информации и за ориентацию в окружающем пространстве, являются антагонистами.

Т.е. если мы с помощью специальных устройств подавим центральную исполнительскую сеть и сеть выявления значимости, ваша дефолт система, отвечающая за мышление, активизируется.

Напротив, если мы будем активизировать центральную исполнительскую сеть и сеть выявления значимости, система, которая отвечает за мышление, будет находиться в спячке.

Т.е. постоянное потребление информации приводит к тому, что система, отвечающая за мышление в мозге, просто НЕ функционирует. И дальше мы удивляемся, что наши сотрудники, люди, с которыми мы имеем дело, НЕ включают мозги и постоянно сидят в Инстаграммах, в Твиттерах и т.д., действуют стереотипно, НЕ вникают в суть вопроса. НЕ надо этому удивляться. Это новая тенденция, потому что их мыслящий мозг в этот момент спит.

К сожалению, этим проблема не ограничивается, потому что эти гаджеты стали для нас постоянной игрушкой. Мы словно постоянно смотрим на того тигра, который скрывается в зарослях, -- это было на слайде, -- и постоянно тыркаем свой телефон. По последним данным более 80 раз в день вы начинаете телефонную сессию -- среднестатистический человек. А это значит, что время каждой телефонной сессии – это через 15 минут.

Как выяснила Глория Марк, нам необходимо для того, чтобы мы могли сконцентрировать внимание и загрузить интеллектуальные объекты, -- нам нужно 23 минуты. 23 минуты – это то время, которое необходимо для того, чтобы ваш мыслящий мозг включился. Это ленивое существо. Он НЕ хочет думать просто так. Он хочет работать стереотипно. Ему нужно время, ему нужна концентрация. И этого времени нет, потому что в этот момент мы залезем в телефон – проверять, что же там случилось?

К сожалению проблема эта вовсе НЕ исчерпывается мышлением как таковым. Дело в том, что дефолт система мозга эволюционно формируется в рамках социальных взаимодействий. Это доказал оксфордский профессор Роберт Дамбар, и мы с вами хорошо знаем, что коммуникация – это важная вещь с точки зрения того, чтобы люди думали и соображали. В аутичном состоянии это НЕ может происходить.

Но вот что происходит сейчас. Вы смотрите – это данные графика Арика -- Сигмена – это британцы. И мы говорим соответственно по 87-й и 2007 год.

Всё начинается с того, что 4 часа в день люди смотрят телевизоры, экраны какие-то и 8 часов общаются друг с другом.

В 97-м году прошел перелом – экраны заняли столько же места в общении, сколько и другие люди.

И в момент появления айфона в 2007 году общение лицом к лицу составило всего 2 часа в сутки, тогда как общение с экранами превысило 8 часов.

Всё это приводит к состоянию, которое называется цифровой аутизм. Наши дети перестали интересоваться друг другом. Они НЕ проникают во внутренний мир другого человека, они легко заменяют одного человека на другого, потому что просто НЕ видят в нем никакой специфической цельности.

В общем, это, может, тоже новая реальность. Но я, как психиатр, должен сказать, что эта новая реальность имеет свои крайне негативные последствия. Здесь вы видите драматический график. Это график корреляции между пребыванием в смартфоне и депрессией и суицидальными намерениями, -- графики практически совпадают. – Если человек пребывает в телефоне больше 2,5 часов в сутки, здесь вы видите перелом графика – растет его депрессивность и суицидальные тенденции.

Ну, надо сказать, что кто-то т.о. прячет свою депрессию в телефоне. Но для многих это является способом ощутить собственную никчемность, бессмысленность собственного существования, сравнивая себя с этой жизнью, находящейся с той стороны экрана.

Кроме депрессии и суицидальности все вы понимаете, что наши люди всё сложнее концентрируют внимание. Наши израильские коллеги сделали замечательный эксперимент. Они сравнили людей, которые пользуются смартфонами, с теми, кто еще НЕ пользуется. Оказывается, в наше время такие еще находятся.

И если вы посмотрите на левый график на этом слайде, вы видите что симптомы СДВГ – это дефицит внимания и гиперактивность – повышен у всех нормальных пользователей смартфона по сравнению с теми, кто НЕ пользуется смартфоном.

Но куда интереснее вторая часть этого исследования, которая изображена на правом графике. После этого исследователи попросили тех, кто НЕ пользуется смартфонами, пользоваться ими в течение трех месяцев. В результате выросло недоверие к окружающим. При этом выросло соглашательство. А самое страшное, что выросла агрессивность и негативное отношение к другим людям. Простое физическое использование смартфона делает нас асоциальными людьми.

Ну и дальше вишенка на этом безумном торте – следующее исследование. Это Уорт Ибос (?) провели очень масштабное исследование, в котором испытуемые – несколько тысяч человек – заполняли тесты на мышление и креативность.

Здесь показана дефолт система – это тоже важная составляющая. Возможно, вы знаете по своим детям, по своим коллегам, что у них сократилось т.н. дистальное вИдение. Они плохо уже заглядывают в будущее. Они хуже строят жизненные планы.

Дело в том, что за создание этих жизненных планов, за представление и образ будущего отвечает та самая дефолт система, подавление которой мы наблюдаем в нашей современной среде.

Ну и исследование, про которое я уже начал рассказывать, Уорда Ибоса, в рамках которого исследовалось, как физическое присутствие телефонов влияет на нашу интеллектуальную деятельность. Было 3 группы испытуемых, которые, как я сказал, заполняли тесты на мышление и креативность. Разница между этими группами состояла только в том, где находился их телефон.

В первой группе испытуемые оставили телефоны за пределами аудитории, в которой проходило тестирование.

Во второй группе они держали телефон в обычном для себя месте: в кармане или в сумке.

В третьей группе они держали телефон перед собой.

И дальше вы видите графики подвижного интеллекта и оперативной памяти. Если телефон находится физически перед человеком, его оперативная память снижается. Его подвижный интеллект – это то, что отвечает за вообще нашу интеллектуальную деятельность здесь и сейчас, -- снижается. Просто физическое присутствие телефона.

Почему это происходит? Это происходит по очень понятной причине. Наш мозг экономит свои силы. И если вы знаете, что рядом с вами есть устройство, в котором есть все ответы, о чем вам волноваться, и зачем вам это запоминать?

В следующем исследовании… было показано, что это так и работает. Дизайн этого эксперимента был достаточно сложным, но коротко ситуация выглядит следующим образом. Я прошу вас запомнить какие-то утверждения, научные факты, и после предлагаю распределить их по папкам на компьютере, которые имеют название.

Например: глаз страуса больше, чем мозг страуса. Ну, давайте сохраним эту информацию в папке «животные». Или «интересные факты».

После этого пройдет какое-то время, и я наводящими вопросами спрошу: а что вы помните про страуса? И очень малое количество людей вспомнит, что его глаз больше, чем его мозг. Чуть больше вспомнит этот факт, и что этот факт хранится в соответствующей папке.

Но подавляющее большинство людей НЕ вспомнит факта. Они вспомнят, что это лежит в папке «животные».

Т.о. мы перестали хранить в своей голове информацию, которая должна принимать участие, когда мы решаем какие-то вопросы. Мы НЕ можем учитывать все обстоятельства дела, если эти обстоятельства дела находятся в телефоне, а НЕ у нас в голове. Т.о. принятие решений становится всё более и более драматичным.

Я заканчиваю свое выступление и хочу сконцентрировать ваше внимание на основных выводах. Мы имеем несколько проблем с современным человеком. И то, что я рассказываю вам про рост информационного потребления и снижение интеллектуальной функции, -- это очень важная часть, но вовсе НЕ исчерпывающая. Есть и другие фундаментальные изменения жизни человека, оказавшегося в новой цифровой среде.

Прежде всего, это изменение структуры социальных связей. У нас исчезают вертикальные связи, у нас вырастают горизонтальные связи. С точки зрения нейробиологии это означает, что человек теряет способность учиться. Потому что мы учимся эволюционно у тех людей, которые представляют для на авторитет. У тех, кто авторитета для нас НЕ представляет, мы имеем только собственное личное мнение, а НЕ знание.

Изменяются сами способы коммуникации, что приводит, как я вам уже сказал, к цифровому аутизму. Что приводит к изменению уровня эмоционального контакта между людьми и общей разобщенности.

Наконец мы должны говорить об общей гедонистической установке, которая формируется в обществе. Когда работа должна приносить удовольствие, вообще всё должно приносить удовольствие, и нужно постоянно получать удовольствие.

При этом у людей нет образа будущего. Что снижает мотивацию и НЕ формирует у ни перспективные цели. Мне кажется, что эта трансформация человека в цифровую эпоху НЕ самым лучшим образом скажется на бизнес процессах, на обществе, на государственном управлении и на цивилизации в целом.

Н следующем слайде цитата одного из самых великих современных, ныне живущих философов Дениэла Деннета, который риторически спрашивает, что будет плохого, если мы отдадим свою ментальную функцию, мыслительную функцию искусственному интеллекту, гаджетам и т.д. И говорит: в целом ничего плохого, если мы при этом сами сможем сохранить свою интеллектуальную функцию. И это – тот вызов, который сейчас есть перед нашим обществом.

На следующем слайде я коротко скажу о том, что исследования, которые мы сейчас проводим в рамках нейронаук лаборатории Сбербанка, они как раз направлены на работу с соответствующими сетями: сетью выявления значимости, соответствующей практики осознанности. Мы исследует нормы цифрового потребления, цифровой гигиены, которые могут быть адекватны для современного человека, чтобы у него сохранилась эффективная работа центральной исполнительской сети.

Мы разрабатываем методики увеличения социального контакта и той коммуникации, которая позволяет делать мышление человека более системным и глубоким.

И последний слайд, мой вывод. Вы можете с ним не согласиться, но на основании тех данных, которые мы сейчас имеем, можно говорить, что трансформация, которая происходит с каждым конкретным человеком, который стоит за нашими большими проектами, далеко НЕ самая веселая.

Она НЕ самая веселая в особенности в отношении наших детей, которые все больше и больше погружаются в пучину цифрового слабоумия. И это интеллектуальное снижение, социальное эта сглаженность – это тот вызов, который перед нами стоит.

И я боюсь, что нету простых решений. Запретительные меры работать уже НЕ будут. И мы должны, несмотря на всю сложность, найти пути решения этой проблемы для того, чтобы сохранить наше общество, нашу культуру и мир в целом,

Спасибо большое за внимание»


Россия -- Москва -- 12 февраля 2020 года
Tags: деградация
Subscribe

Posts from This Journal “деградация” Tag

promo navigator011 апрель 12, 2019 09:35 25
Buy for 50 tokens
Жизнь идет и меняются приоритеты и сами условия жизни. Поэтому у меня возникла необходимость поменять (адаптировать) визитку к сегодняшнему дню (12 апреля). Чтобы выжить в этом сложном мире мы должны понимать куда идет мир и понимать тренды. Самый важный из этих трендов - это исчезновение всех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

Posts from This Journal “деградация” Tag